9 вопросов о Public Relations

faq

Интернет журналу по связям с общественностью Public Relations 26 дал интервью вице-президент Российского отделения  Международной ассоциации бизнес-коммуникаторов IABC/Russia — Шаталов Геннадий Васильевич.

— Геннадий Васильевич, как Вы считаете, термин PR в России имеет положительный или отрицательный образ и почему?

Шаталов:
Полагаю, что об отрицательности или положительности термина «PR» в России говорить не стоит. В большей степени слово «пиарщик» у нас в стране стало негативным. Но, это в большинстве случаев мало отношением к отрасли PR – Public Relations. Это связано с тем, что в большинстве случаев наше общество оценивает деятельность PR-специалистов в период предвыборных кампаний. Это явное заблуждение, которое все наши PR-специалисты должны стремиться это исправлять. Я вообще против слова «пиарщик» (кстати, которое продолжают произносить многие мои коллеги), я за слово «PR-специалист», а в последнее время за термин «бизнес-коммуникатор».

— Определений PR насчитывается достаточно много, как Вы думаете, с чем это связано? Какое определение термина PR на ваш взгляд оптимальное?

Шаталов:
Во многом это связано с тем, что каждый по разному определял роль, место и функцию PR на данном периоде развития общества, или по разному смотрел на значение своей профессии в развитии общества.

Справедливости ради следует отметить, что на сегодняшний день чёткой, установившейся формулировки PR не существует. Профессор из США Рекс Ф. Харлоу, изучив более 400 различных определения сформировал следующее определение, которое включает как концептуальные, так и операционные моменты;

«Паблик рилейшнз — это особая управленческая функция, которая помогает устанавливать и поддерживать тесную коммуникацию, взаимопонимание и сотрудничество между организацией и связанной с ней общественностью. Паблик рилейшнз включает управление проблемами или вопросами; обеспечивает информирование руководства о настроениях в общественном мнении и помогает ему более чутко реагировать на эти настроения; определяет и подчёркивает обязанность руководства служить интересам общества; помогает руководству шагать в ногу с изменениями и как можно эффективнее использовать эти изменения, выполняя роль своеобразной системы раннего предупреждения, помогающей прогнозировать тенденции; а также использует в качестве своих важнейших инструментов исследования разумное и этичное общение.»

И я лично голосую «ЗА» за данное определение. Главное здесь – это то, что PR – «управленческая функция», а не обслуживающая, как считают многие наши отечественные бизнесмены. PR – это неотделимая часть управления бизнес-процессом любой компании.

— Среди специалистов, особенно от начинающих, зачастую можно услышать, что PR технологии Запада не работают в России. На Ваш взгляд западные технологии легко адаптированы в России или существуют определенные трудности?

Шаталов:
Надо говорить, именно об адаптации технологий и методов. Даже, у нас в России, в каждом регионе, нельзя под копирку реализовать тот или иной проект.

Геннадий Васильевич, в обществе профессия PR специалиста фактически принимается за рекламиста, с чем это связано, почему формируется такое заблуждение? Связано ли это с тем, что индустрия Public Relations в России появилась сравнительно недавно в отличие от запада?

Шаталов:
Скажу только одно. Реклама – это одностороння связь, с PR – двусторонняя коммуникация.

— Немного о синонимах. Вы могли бы подобрать синоним термину PR? Уместно ли пиарить – значит объяснять.

Шаталов:
Я бы сказал – разъяснять, пояснять.

— Вовсе не секрет, что экономическая ситуация 2009 год повлияла на сокращение бюджетов компаний, которые направлялись на развитие. Сильно ли повлияло это на PR отрасль?

Шаталов:
Мировой экономический кризис оказал серьёзное влияние и на отечественный PR-рынок. Кризис изменил отечественный бизнес, изменились взгляды наших бизнесменов к ведению деятельности. На мой взгляд, кризис оказал благоприятное воздействие на нашу отрасль. Уменьшилось количество агентств, которые занимались PR, даже не зная, что это такое. Большинство PR-специалистов столкнулось с тем, что значительно уменьшились бюджеты PR-кампаний, что в свою очередь привело к тому, что им приходится больше работать, чтобы сохранить репутацию своей компании и ее продукта в глазах потребителя.

— Вы, как президент премии «RuPoR», наблюдаете, возрастающее качество PR проектов, которые номинируются на премию «RuPoR»?

Шаталов:
Безусловно. Кстати, в этом году в нашей премии произойдут серьезные изменения. Изменятся условия оформления конкурсных проектов. За основу будет взята модель проектов Международной премии IABC Goood Quill. Такое нововведение позволит нашим конкурсантам не только впоследствии бороться за главную PR-премию страны – Национальную премию «Серебряный Лучник», но и за международную.

— На последок, продолжите фразу : «PR для меня это ….»

Шаталов:
Ремесло.

Беседовал Максим Сушко,
главный редактор интернет журнала Public Relations 26

Справка:
Шаталов Геннадий Васильевич:
— вице-президент Российского отделения Международной ассоциации бизнес-коммуникаторов (IABC/Russia)
— председатель Правления Регионального фонда содействия молодежному предпринимательству «Молодежь Воронежа 21 века»
— президент Всероссийского конкурса «Центрально Черноземная премия в области развития связей с общественностью «RuPoR».
— президент Коммуникационной Группы «Region PR»
— редактор Газеты о развитии общественных связей «RuPoR»
— лауреат Международного конкурса признания профессиональных достижений в сфере PR и рекламы «Золотой Соболь» (г.Новосибирск) в номинации «Лучший PR-проект в некоммерческой сфере»
— дипломант Национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник»
— автор многочисленных публикаций в региональных СМИ.