Улучшат ли «французские булочки» инвестиционный климат в Беларуси

kruassan

Инвесторам разрешили указывать на принадлежность к стране в названиях юридических лиц. Эксперты «Завтра твоей страны» анализируют, под каким соусом следует подать «французские булочки», чтобы вызвать у зарубежных компаний желание вкладывать деньги в Беларусь.

Инвесторам разрешат использовать в наименованиях юридических лиц указание на принадлежность к конкретной стране, сообщает официальный сайт Министерства юстиции. Белорусские чиновники полагают, что возможность называться «Французские булочки» или «Турецкая деловая ассоциация» повысит привлекательность Беларуси для зарубежных инвесторов.

Для инвестора такой шаг не станет определяющим

Директор коммуникационного агентства EZERIN’COM Андрей Эзерин считает, что с точки зрения продвижения бренда новшество может оказаться вполне привлекательным для иностранцев. А для Беларуси это хорошо хотя бы потому, что в стране появится больше новых марок с определенными названиями и потребителю будет легче сориентироваться.

— Пока же у нас часто трудно разобраться, что за бренд представляет та или иная продукция – все безликое, — говорит Андрей Эзерин. — Между тем в европейских мегаполисах все построено на мультикультурности. Она является новым трендом. Таким образом, если мы развиваемся в русле современной Европы, то это шаг правильный.

В то же время эксперт отмечает: важно организовать процесс так, чтобы эта инициатива не использовалась в качестве инструмента недобросовестной рекламы.

— Конечно, если повар из Исландии открыл хороший рыбный ресторан, написав на нем «настоящий исландский ресторан» — это здорово, что тут скажешь, — считает Андрей Эзерин.

Впрочем, руководитель ресурса Marketing.by Сергей Скороход сомневается, что для инвестора возможность использовать в наименованиях юридических лиц указание на принадлежность к конкретной стране станет определяющим фактором вложения собственного капитала. Гораздо важнее, считает Скороход, «чтоб не мешали работать». Это не исключает того, что люди, заинтересованные в продвижении продукции, будут удовлетворены, возможностью делать это с упоминанием страны.

— Уповать на то, что кардинально что-то изменится в этой связи, и выдавать такой шаг за ключевой фактор в потеплении инвестиционного климата, я бы не стал, — говорит эксперт. — Это лишь один из способов (и не основной!) привлечения инвесторов.

Наших обижают?

Однако не окажутся ли ущемленными белорусские частные компании, которым еще в 2005 году было запрещено иметь в своих названиях слова «белорусский» и «национальный».

В этом году Минюст перестал регистрировать и юрлица, которые захотят называться «первыми», «лучшими» и «единственными». Правда, в отличие от 2005 года, те субъекты хозяйствования, которые уже имеют в своих названиях перечисленные выше эпитеты, не стали обязывать менять названия.

Сергей Скороход на этот счет говорит, что для белорусского бизнеса гораздо важнее сформулировать стратегию развития в принципе, без привязки к территории.

— Употребление слова «белорусский» может быть важным в случае продвижения нашей продукции за рубежом. Кроме того, все инсинуации вокруг различных слов и названий связаны часто с отсутствием реальной конкуренции в стране, — убежден эксперт. — В тех нишах, которые еще не заполнены, где государство пытается что-то отрегулировать — там и начинаются различные проблемы. В тех же сферах, где конкуренция есть, такие вопросы не возникают. Например, на рынке пива в Беларуси существует пятерка лидеров, которые борются на уровне брендов.

Беларусь нуждается в дальнейшем смягчении бизнес-климата

Младший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC Мария Акулова считает, что привлечь потребителя можно в случае, если будет идти речь о продукции, завоевавшей имя, то есть известном бренде.

— Другое дело, насколько в этом будут заинтересованы инвесторы, насколько широко об этом будет распространяться информация на внешних рынках. Если просто назвать булочки венскими и не изменить качество, трудно ожидать, что это привлечет покупателя. Тогда можно будет говорить о популистской мере, а не о структурном изменении, — считает эксперт.

По большей части есть немало маркетинговых ходов, позволяющих привлечь покупателя и без игр с названием. Но какие бы паллиативные меры ни принимались, для инвесторов основным, когда они приходят на рынок, остается вопрос рисков. Разрешенное Минюстом новшество должно быть частью других, более важных мер, на которые государство как раз и не готово пойти.

— Сейчас один из самых актуальных вопросов — создание инвестиционного климата. У нас он самый неблагоприятный среди европейских стран с переходной экономикой, — говорит Мария Акулова. — Отменили «золотую» акцию в 2008 году, важным положительным моментом является льготное налогообложение в первые годы работы. Однако было бы лучше, если бы государство обеспечивало инвесторов более надежными гарантиями. Чтобы они не опасались приходить в Беларусь со своими деньгами, и не боялись, что через день будет принят закон, который сведет все их позиции к нулю. Тогда это стимулировало бы инвесторов.

За время действия в Беларуси декрета № 10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республике Беларусь» заключено 255 инвестиционных договоров на общую сумму более 11 млрд. долларов, сообщил 7 октября на пресс-конференции в Минске начальник главного управления инвестиций Министерства экономики Сергей Трофимович.

— Принятие декрета вызвало существенный всплеск инвестиционной активности. Этим декретом, который был принят в августе, выразили желание воспользоваться многие инвесторы, — сказал представитель Минэкономики.

По мнению Марии Акуловой, меры, предпринимаемые государством, незамеченными инвестором не останутся. Однако имидж страны формируется годами, и сделать Беларусь привлекательной для инвестора за месяц нельзя. Учитывая создавшуюся ситуацию с поиском внешних источников финансирования, можно ожидать, что государство все же будет вынуждено пойти навстречу инвесторам.

— Беларусь остро нуждается в финансах, — подчеркивает Мария Акулова. — В то же время возможности привлечения внешних займов становятся весьма ограниченными. При сохранении имеющейся динамики роста критические размеры внешнего долга в 60% могут быть достигнуты уже в 2011-2012 годах. С другой стороны, непонятны источники будущих займов. Учитывая нынешние очень непростые отношения с Россией, верить в финансовую поддержку с ее стороны не приходится, тем более на таких условиях, как ранее. На мой взгляд, после президентских выборов руководство пойдет на более значительные шаги по привлечению капитала.

Что еще сдерживает инвесторов?

— Государство если и хочет продавать собственность, то лишь по докризисной цене. Однако из-за кризиса многие компании в других странах Восточной Европы готовы идти на контакт с внешним капиталом и могут опередить нас, — предупреждает Мария Акулова. — Беларусь же держит свои ценовые позиции. Конечно, если сравнивать с возможностями в 2008 году, потери при продажах будут. Однако необходимо взять из минимума возможный максимум. В случае если произойдет отток капитала, Беларусь может остаться ни с чем, распродавая предприятия еще по более низкой цене.

Справка «Завтра твоей страны»

По итогам января-августа темпы роста инвестиций в Беларуси к уровню аналогичного периода прошлого года составили 106,3%. В то же время прогнозом на 2010 год предусмотрен темп роста инвестиций 123-125%. По оценке Минэкономики, за январь-сентябрь темпы роста инвестиций ожидаются на уровне 110%. В настоящее время реализуются 542 проекта с иностранными инвестициями.

В целом 70% инвестиционных договоров было заключено с белорусскими инвесторами.

Беларусь планирует войти в тридцатку международного рейтинга по инвестиционной привлекательности.

Источник: Виктор Листопадов